Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Аксбридж

Танки, девушки и красноармеец из Мичигана

История Джозефа Байерли широко известна в узких кругах. Это, напомню, был американский десантник, попавший в плен во время высадки в Нормандии. Он бежал из лагеря, вышел навстречу частям РККА, и примерно месяц отвоевал красноармейцем, пока не получил тяжелое ранение. При этом кроме необычности самой истории всегда упоминают два момента. Во-первых, Байерли воевал на знакомом ему ленд-лизовском "Шермане", а во-вторых, его командиром была Александра Самусенко, наша знаменитая девушка-танкист. Соответственно, и место службы Байерли выводили простейшим образом: раз Самусенко, значит, 1-я гвардейская танковая бригада. К теме Байерли обращаются постоянно, статей с одним и тем же набором фактов о нем — без всякого преувеличения десятки. Но поскольку все авторы друг у друга же и передирают, проверять никто ничего не хочет. К тому же, и Самусенко, и Байерли сами по себе люди зажигательные, и то, что они месяц воевали бок о бок — ну да, это прелестный, красивый сюжет. Что тут думать, трясти надо. Однако, видимо, это как раз тот случай, когда от частого повторения в качестве аксиомы утверждается что-то совсем не очевидное.



Меня что, собственно, смутило. В том, что Байерли служил в части с "Шерманами", сомневаться не приходится. Он может налажать где-то в воспоминаниях, память штука ненадежная, но он американский солдат, на "Эмчи" в РККА он отдельно обратил внимание, и перепутать их он не мог ни с чем. Так что эта подробность почти 100% что достоверная. Однако я нигде не нашел никаких свидетельств, что 1-я гв. тбр использовала "Шерманы". Я прямо сильно глубоко не копал, пользовался табличками, которые dr_guillotin в своих книгах про Берлин и Висло-Одер приводит, но не то что в 1-й гвтбр, вообще в армии Катукова "Эмчи" не обнаруживаются в кампании 45-го.

Кроме того. Байерли утверждает, что двигаясь на запад, освободил свой же шталаг, где его немцы держали. Это вполне известный Альт-Древитц, немножко к северу от Кюстрина. Но опять-таки, 1-я гв. танковая бригада воевала вообще не там. 30-31 января 45-го, когда освобождали Альт-Древитц, 1-я гвтбр воевала под Швибусом, который не севернее, а южнее Кюстрина. То есть, танкистам бригады Темника надо было зачем-то перепрыгнуть в полосу чужой армии, как-то миновав при этом такую мелочь, как Кюстрин.

Однако. Тезис Байерли о том, что он воевал на "Шермане" и освобождал Альт-Древитц, вполне проверяем. Нам нужно соединение с "Эмчами", которое воевало бы севернее Кюстрина в конце января 1945 года. И оно, сюрприз, находится. Это 1-й механизированный корпус Семена Кривошеина, входивший во 2-ю гв. танковую армию. Во-первых, он воевал именно там, и 31 января вел бой на окраине Кюстрина, явившись туда с севера. Значит, и шталаг, скорее всего, освободил он же. Во-вторых, посмотрев у того же dr_guillotin состав корпуса перед Висло-Одерской операцией, мы обнаружим, парам-пам-пам, 175 "Шерманов". И, кстати, это единственный во 2-й танковой армии корпус с "Шерманами" к началу Висло-Одерской, а в 1-й "Шерманов", мы не обнаруживаем вообще.

Вот, кстати, "Шерм" как раз 1-го мк (фото сдул с tankfront):


А как же, однако, Александра Самусенко? Увы, но похоже, никак. Мне самому жаль с этой версией расставаться, красивая была легенда, но ведь в сущности единственный довод в пользу того, что "леди Майор" - это именно она - это и не довод вовсе, потому что "а кто ж еще-то" - это точно не аргумент. Хотя теперь возникает вопрос, кто все-таки эта девушка - командир танка, которая так впечатлила американского десантника. В общем, история Байерли оказалась сильно менее четкой, чем казалось вначале. Да, мы можем с некоторой степенью уверенности сказать, что с точностью до корпуса представляем место службы американца - и это 1-й механизированный. Но вот его панцергерл - это совершенно непонятно, кто мог бы быть.

А фото Самусенко все-таки вставлю - ну, просто потому, что это хорошее фото.

Аксбридж

"28 панфиловцев"

Сходил в кино. Перед сеансом я был настроен скептически - и ошибался. Это очень хороший фильм.


...Атмосфера задается сходу и поддерживается до самых титров – это сугубо советский фильм на современном техническом уровне. Стиль общения персонажей, диалоги, все это мы уже видели в старой военной эпике. Кому-то такой стиль кажется натужным, кому-то – наоборот, верхом органичности, но фактически дело обстоит именно так: по репликам персонажей советская «родословная» фильма прослеживается мгновенно. Язык героев подчеркнуто несовременный, и это воспринимается довольно хорошо – как благородное ретро. Как минимум, нет ощущения, что перед тобой московские хипстеры начала XXI века, угодившие в окопы по недоразумению.

Благо, в кадре нет ни одного известного актера, что тоже работает на общее ощущение естественности. Авторы изначально не пытаются вводить безумную и бескрайнюю рефлексию на линию огня. Солдаты и командиры говорят главным образом о деле, травят байки, и только политрук произносит речи об Отечестве, что в устах политрука как раз вполне естественно. Герои «Панфиловцев» вообще вызывающе, воинствующе нормальны. Уголовники отсутствуют, никто не исполняет загадочных языческих ритуалов, армия похожа на армию, а не на шапито.

И т.д., целиком по ссылке.

https://fakel-history.ru/panfilovcy-film/

Аксбридж

Оборона Дурацкого брода

Брат мой при моей минимальной помощи перевел превосходный неформальный английский учебник тактики, созданный по опыту Бурской войны. Цикл rostislavddd про Гадюкинский мост написан как раз под вдохновением от "Дурацкого брода". По ссылке - пдф с картами и примечаниями. От себя замечу, что "Дурацкий брод" способен дать уйму задач толмачу, поскольку полон разнообразных цитат (в том числе из не переведенных на русский текстов), идиом и прочих литературных изысков. Желающие, имейте фан.

А что бы сделали вы?

Лейтенант Бэксайт Фортот (для друзей просто БФ) должен во главе усиленного взвода из 50 человек удержать Дурацкий Брод, единственную пригодную для колесного транспорта переправу через реку Силлиаасвогель . Вот он, шанс для лейтенанта, окончившего офицерские курсы и сдавшего все экзамены, покрыть себя славой!

Хотя порученное БФ задание и кажется довольно простым, его противники-буры подкидывают одну проблему за другой; но вы, проницательный читатель, быстрый разумом и острый интеллектом, конечно же, догадаетесь, чем решится схватка, еще прежде, чем прозвучит первый выстрел.

В 1904 году капитан британской армии, ветеран Англо-бурской войны Э. Д. Суинтон (будущий генерал-майор и создатель британских танковых войск) опубликовал небольшую повесть "The Defence of Duffer's Drift", главный герой которой, молодой британский лейтенант, в серии сменяющих друг друга шести ночных кошмаров раз за разом пытался защитить небольшим отрядом переправу от наступающих буров. В обертку художественной повести Суинтон вложил составленный по опыту войны учебник тогдашней пехотной тактики, и в первую очередь - тактики неправильной, заставив своего героя пройтись по множеству граблей и показав, какие простейшие ошибки может совершить командир и к какому результату они приводят. Некоторые из предлагаемых книгой рекомендаций за последние сто лет несколько устарели, а некоторые, видимо, не устареют никогда (что мы можем наблюдать даже на примере идущих прямо сейчас войн), так что "Оборона Дурацкого Брода" до сих пор входит в список литературы в военных учебных заведениях англоязычных стран. Предлагаю участникам сообщества ознакомиться с ее переводом на русский язык.

"...После секундного размышления я решил разбить наш маленький лагерь сразу к югу от брода, поскольку там было небольшое возвышение, и как я знал, для лагеря, если только это возможно, следует выбирать именно возвышение. Более того, оно было довольно близко к броду, что также говорило в пользу этой позиции, ведь все знают, что если вам велено охранять нечто, вы как можно ближе к нему выставляете сторожевой пост и, по возможности, прямо на охраняемую точку ставите часового. Также, выбранное мной место с трех сторон окольцовывала «подковой» река, создавая тем самым своего рода ров или, как это говорится в книгах, «естественное препятствие». Поистине, мне повезло, что в моем распоряжении оказалась столь идеальная позиция – хоть умри, не сыщешь лучше.
...Наконец, я заснул. Мне снилась орденская лента с Крестами Виктории и орденами «За выдающиеся заслуги» и красные генеральские петлицы."

Молодой и храбрый офицер, досконально изучивший книги по тактике, отряд пехотинцев Империи, над которой не заходит солнце, идеальная позиция для обороны, и никаких противников на сто миль в округе... Что может пойти не так?




http://vk.com/doc1996155_413230478?hash=4b02fb2824cc19021f&dl=9779ac33dd58b1f2a8

Аксбридж

Леденящий поход. Якутская экспедиция Пепеляева.

На сером снегу волкам приманка, пять офицеров, консервов банка.

Под конец Гражданской войны, когда белые уже были прочно прижаты к океану, группа из нескольких сот отчаянных людей пошла на авантюру в попытке переломить ход истории о колено. Они потерпели фиаско, но дуэль между красными и белыми в немыслимо громадных даже по российским меркам пустошах Якутии способна по традиции показать неукусимый локоть если не Шекспиру, то авторам спагетти-вестернов точно.
Холодные 20-еCollapse )
Аксбридж

Война за Смоленск и битва под Оршей

До меня не так давно доехала книга Алексея alexuslob Лобина про Оршанскую битву 1514 года и вообще про тогдашнюю зарубу между Русью и Литвой, которая стараниями белорусских националистов в последние годы сделалась неким жупелом. Чем Лобин хорош, так тем, что это историческая наука как есть, без патриотических разрываний кафтана/жупана на груди, зато с использованием всех доступных источников и интересом к самому событию, а не к обоснованию своих политических симпатий. Соответственно, то, что я ниже понесу, в основном базируется именно на его работе.

Кто, куда, зачем

В начале 15 века князь Литвы Витовт предложил себя Смоленску в качестве правителя. Предложение было щедро поддержано войском с артиллерией, поэтому имело успех. Смоленск надолго сделался частью Княжества Литовского. Однако смоленский князь уехал в Москву, и оттуда заявили собственные претензии на город. Вильно и Москва соперничали за роль самой важной шишки на территории распавшейся Киевской Руси, и тут всякое сомнительное лыко было в строку. В общем, бодания между Русью и Литвой шли долго и с переменным успехом, но с определенным перевесом в пользу Москвы. В 1512 году между ними началась очередная война. На сей раз целью русских был Смоленск.

Литва теоретически могла выставить в поле 20-25 тысяч народу. На практике, настроения литовской шляхты описываются лозунгом из «Бравого солдата Швейка»: «На войну мы не пойдем, на нее мы все насрем». Собрать удавалось обычно в районе четверти заявленного числа, напрягшись – треть, а если вдруг собиралась половина, то это все, необычайный патриотический порыв и вставай, страна огромная. Альтернативой были наемники, но они хотели денег. А лозунг «В нашем войске некормлены лошади, пожалуйста, заплатите налоги» особого понимания тоже не находил. Поэтому наемников периодически набирали, но не особо много. При этом толковые полководцы в Литве имелись, в частности, Константин Острожский. В предыдущую войну его разгромил и пленил на Ведроше Даниил Щеня, и под впечатлением от тогдашней поездки в Москву на поводке и с шариком во рту, Острожский таил на москалей некоторый луч добра и любви.

На Москве порядку было больше. У уклонистов без вопросов отбиралась земля, поэтому, не желая быть выпнутыми на мороз, поместные кавалеристы обычно собирались, когда их звали. Вопреки обычной рисовке русских армий как безумно громадных ратей, там тоже были не грандиозные толпы. С документами дело за тот период обстоит не очень хорошо, но наши собирали бойцов с земельных наделов, что позволяет примерно прикинуть численность рати. Русские могли выставить в поле максимум тысяч 25, много 30, включая боевых холопов, пехотинцев-пищальников, отряды удельных князей, короче, всех, причем это не в одном сражении, а вообще. То есть, по бумагам у нас был паритет с Литвой, на практике у русских с дисциплиной дела обстояли получше, и налицо было что-то более-менее похожее на теоретическую численность. В отличие от противника. У русских была проблема по сравнению с Литвой, худший доступ на рынок наемников. Зато большим бонусом для Москвы была артиллерия, царь Василий Иванович, сын Ивана III, любил тогдашний военный хай-тек, и активно строил в Москве мастерские - Пушечные избы, русскую Чугуниевую долину. Кроме русских там работала толпа немцев и итальянцев. Фабри отдельно отмечал крутизну тамошне-тогдашней артиллерии.

о5

Бои за Смоленск

Солдатушки-ребятушки! Нашему царю показали фигу ! Умрем до последнего!

Некоторое время до войны высокие стороны устраивали друг другу разные пакости. Небольшие отряды захватывали деревеньки, крали колхозных свиней, палили сараи и вообще мешали жить. В конце концов, Литва наконец дала подходящий повод к войне. Сестра царя Василия III, Елена, жила в Литве как вдова прежнего литовского князя. Она попыталась выехать в Россию, поскольку муж ее умер, а отношения между Литвой и Россией стремительно ухудшались, но была арестована (под арестом и умерла пару лет спустя). С точки зрения Василия этого было более чем достаточно. К тому же, Сигизмунд, действующий литовский князь, пытался решить проблему отношений с Москвой обходным путем и подстрекал крымских татар к нападениям на Русь. Так что в 1512 году война началась.

Русские двинулись к Смоленску в конце осени, когда дороги подмерзли. Смоленск был блокирован и находился в осаде. Затем последовал штурм псковским отрядом сотника Хорузы. Лобин предложил прелестный способ подсчета его участников, документов по личному составу не сохранилось, зато известно, сколько выдали перед штурмом алкоголя – пива и медовухи – а также известно, что атакующие перед боем напились «допьяна». Исходя из того, что для кондиции нужно выпить примерно три литра, он получил цифру примерно в тысячу штурмующих. Я же посмею вступить в полемику с ув. историком и скажу, что все-таки люди пили для храбрости, а не ужирались вдрабадан, соответственно, норму алкоголя можно снизить литров до двух, а численность воинственных слуг Бахуса поднять тысяч до полутора. Как бы то ни было, атака поддатых псковитян гарнизон Смоленска не впечатлила, ее отбили с ощутимыми потерями, а там уже и весна нового года подступила, дороги развезло и осаду сняли. Сигизмунд писал, что московит бежит в страхе, но вообще-то бежать было не от кого, литвины просто не успели за полгода собрать свое пацифистски настроенное ополчение.

Второй подход к снаряду состоялся летом того же, 1513 года. Русские палили по городу из пушек, внутри крепости вроде бы нашли после осады в общей сложности 700 ядер, якобы коварные московиты устроили набег четырехсот кошек с привязанными факелами (русские правда не в курсе, какие они ужасы вытворяли), но в итоге штурм так и не состоялся, и осаждающие снова свалили. Сигизмунд опять продемонстрировал чудеса заботы о подданных, носился по восточной Белоруссии, иногда нападая на фуражиров и срывая русские пикеты, но на главную армию так и не напал, предоставив смолянам воевать войну самим. Надо признать, сил к тому у него и не было, полевых войск удалось наскрести тысячи три-четыре. Зато пиар-обеспечение процесса было на высоте. Тогдашние боевые блогеры рассказывали о мега-баталиях с десятками тысяч перебитых москалей. А про убиение московских воевод рассказывали в стиле современных российских пресс-мейстеров, хоронивших Шамиля Басаева через два дня на третий. Кстати, численность русской рати оценили в 80 тысяч, как и позднее под Оршей, видимо, Сигизмунду отчего-то нравилось именно такое число.

Перед третьей попыткой литвины как следует подновили стены Смоленска, хорунжий Бася привез в город целый арсенал из ста гаковниц (что-то среднее между ручной пищалью и пушкой, своего рода противотанковое ружье) и тьму боеприпасов. Сигизмунд наконец расщедрился на полноценную полевую армию, правда, опять же, не пытался сражаться против главной армии русских, продолжив заниматься тем же спортом, что и в прошлый раз, гонял небольшие отряды на периферии.
В апреле 1514 года русские под командой Даниила Щени опять подошли к Смоленску. А 30 июля город, до сих пор выдержавший две осады и штурм, просто и без видимых причин капитулировал!
Причин сдаться было несколько. Во-первых, у русских была действительно приличная артиллерия, включая доставленную в конце июня гигантскую бомбарду под командой некоего «немчина Стефана», стрелявшую двухсоткилограммовыми ядрами. Перезаряжали этого монстра три часа, но сидеть под обстрелом такой штуки было откровенно неуютно. Тем более, паузы заполнялись пальбой пушек помельче. К тому же, суровый немчин использовал кроме стандартного боеприпаса еще и некую кустарную гранату: много небольших железных и свинцовых шаров, связанных креплениями. В полете крепления разрывались, и внутри крепости начинался неиллюзорный свинцовый дождик. С другой стороны, гарнизону и жителям сообщили, что зверств не будет, а все привилегии, которыми Смоленск пользовался в Литве, останутся, и еще новых добавят.
Ну, и в-третьих и, наверное, в-главных. Эта осада была уже третья. И помощь от государя смолянам не пришла ни разу. Смоляне вполне логично решили, что тип, раз за разом оставляющий их один на один с неприятелем, зато рассказывающий упоительные истории о том, что он уже почти разбил москалей и сейчас совсем разобьет, просто не нужен в качестве правителя. С московским царем, может, и не возьмут в ЕС, но он хотя бы защищает своих подданных. В общем, как бы то ни было, основная цель войны была достигнута более дисциплинированными и настырными русскими. Но дальше дело повернулось по-новому.

о6

Путь к Орше

Русские действовали несколькими отрядами. Один из них направлялся на Оршу. Первоначально группой на этом направлении командовал князь Глинский. Но он рассчитывал на наместничество в Смоленске, и обманувшись в надеждах, затеял переписку с Литвой через агента с чудным именем: шляхтич Трепка герба Топор. В итоге гонец был пойман, под пыткой сдал всех, а князь Булгаков перехватил самого убежавшего Глинского в ночной засаде на брегах реки. У Глинского нашли письма, из коих и узнали, что в район Орши идет полевая армия Сигизмунда. От Смоленской армии на помощь отряду Булгакова выделили группу под командой воеводы Челяднина.

Численность получившегося войска, идущего навстречу своей не шибко веселой судьбе, определить трудновато. После Орши Сигизмунд заявил пресловутые 80 тысяч побитых москалей, и эта ахинея так до сих пор и гуляет по страницам и интернетикам. Между тем, военная бюрократия все-таки в 16 веке не полностью отсутствовала. Известно, от каких именно городов и земель были служилые люди, участвовавшие в походе. Также известно, какие силы эти земли могли выставить позднее, в 1560-х годах. То есть, учитывая, что мобилизационный резерв несколько вырос за это время, можно составить представление о том, сколько народу сражалось у Орши. Оценка сверху реальной численности русской рати дает 16 000 человек. Это если исходить из того, что 100% численности «служилых корпораций» участвовавших городов были на поле боя. По факту, разумеется, это было не так, в поход в глубину Литвы людей отбирали, в частности, отсеяли всех, у кого не было запасного коня, а после долгой осады Смоленска таких было довольно много. К тому же, известно число старших офицеров, участвовавших в экспедиции. При подсчете количества людей, исходя из числа воевод и голов, выходит около 14 тысяч бойцов при условии 100% комплектности каждого отряда внутри армии. В общем, оценка снизу – порядка 12 тысяч, сверху – 16, средняя цифра, исходя из наличия комсостава – 14 тысяч человек. Простите, если это для кого удар, с болью в голосе напоминаю, что это начало 16 века, и миллионы людей на поле размером с трамвайную остановку тогда не рубились. Кстати, уже делаясь серьезным, скажу, что это все равно много на фоне того, что все полевые войска у русских – в районе 25-30 тысяч бойцов.

Важный момент. Отряд Булгакова и Челяднина был чисто конным, ни пехоты, ни артиллерии. То есть, брать города он просто не мог, не имел чем, а главное, его однородность ограничивала тактику. Это свою роль еще сыграет.

Литва заручилась поддержкой Польши, а Сигизмунд выдавил из прижимистых подданных денег на набор наемников, так что с той стороны наконец сумели собрать нормальное полевое войско. Сохранился список ротмистров (там среди прочего фигурировали такие наемные офицеры, как пан Буратинский, пан Сивоха и пан Шимка Кулгавый) с указанием численности их отрядов и потраченного на них бабла. Командовал воинами-интернационалистами польский надворный гетман Сверчовский. Кроме наемников, от Польши присутствовали волонтеры и, собственно, литовское дворянское ополчение. Теоретически это ополчение - «посполитое рушение» - с тех земель, где оно собиралось, должно было дать 16 тысяч человек, но бОльшая часть шляхтичей продолжила непротивляться врагам насилием и кротко осталась штудировать заветы М.Ганди, потому к Орше пошло тысяч 7-8 собственно от Литвы. В сумме получилось тысяч 17 человек, но 3-4 тысячи остались с князем в Борисове (Сигизмунд не пошел на войну лично, войско возглавил князь Острожский), так что под Оршей участвовала армия примерно в 13-14 тысяч солдат. Опять-таки извините, коли для кого это удар, но войска у Орши были примерно равны числом. Другое дело, что литвины имели более сбалансированную армию. Рыцари дополнялись полевыми пушками-фельдшлангами (хорошее название, а) и пехотой с щитами-павезами и аркебузами. Примета времени, однако, здоровенные павезы, щиты типа бронедверь еще есть, но за ними прячутся уже не арбалетчики, а люди с ружьями.

о8

Поле у Орши, 8 сентября

«Шмат москвы поклали»

Острожский 7 сентября форсировал Днепр, чему русские не помешали. На следующий день состоялась сама битва.
Литовцев поставили на правом крыле, центр и левый фланг занимали поляки. Вообще, судя по всему, бОльшую часть союзной армии составляли как раз ляхи. На правом фланге Острожский поставил засаду, пушки-фельдшланги в кустах, усиленные отрядом пехоты и кавалерии.

Возможно, фатальную роль для русских сыграл конфликт командиров. Воеводу Булгакова, который раньше командовал на Оршанском направлении сместили и отдали под команду Челяднину, потому Булгаков тихо наливался ядом. Местничество вообще было популярным обычаем в тогдашней русской армии, воеводы все время кляузничали друг на друга в том смысле, что более знатный человек не может стоять по должности ниже менее знатного, но приходится признать, что только полные придурки будут устраивать такие разборки в виду неприятеля. Обиженный Булгаков командовал правофланговым полком из псковичей и новгородцев, он и начал битву.

Все пошло скверно с самого начала. Русские начали строиться в зоне огня противника, и неприятельские пехотинцы убили несколько человек. Булгаков, однако, атаковал как положено, стрелами, потом в ближнем бою, и левый фланг союзников был серьезно потеснен и заколебался. Это было довольно-таки опасно, за спиной-то у литвино-поляков был Днепр. Поляки контратаковали несколько раз, и с третьей попытки восстановили положение. Бой был свирепый, полякам пришлось раздергивать свой сильный центр, чтобы отбить удар, новгородцы угрохали двоих польских командиров на этом участке, панов Зборовского и Слупецкого. Челяднин же попросту забил на бой своего соперника, и никак не помогал своему правому флангу, решив, видимо, что Булгакову невредно пострадать. Интеллектуальный уровень этих деятелей предлагаю читателю оценить самостоятельно, пока же отряд Булгакова откатился на исходные.

о1

Теперь атаковал уже Челяднин центром и левым флангом. На сей раз уже Булгаков игнорировал общую атаку. В центре русские не смогли прорваться через плотную коробку наемной пехоты, палившую из аркебуз, прикрывшись стеной щитов и алебард. Служилые татары и легкая кавалерия Передового полка не были равными соперниками бронированной огнестрельной пехоте.
А вот по левому флангу русских дело пошло на лад. Литовцы были смяты, начали отступать. И в этот момент русские, увлекшись преследованием, попали под удар сюрприза Острожского, спрятанного в ельнике. В известной песне именно по этому поводу говорится «…А гарматы по москве из кустоу пальнули». Фланговый обстрел ядрами штука вообще довольно страшная, ядро телами может тормозиться очень долго, и попав в шеренгу, оно вышибает сразу много народу. Батарея, открывшая шквальный прицельный огонь во фланг, видимо, решила судьбу боя. Первым же залпом был убит командир Передового полка Темка-Ростовский (это фамилия). Передние ряды побежали, на них насели задние, по толпе лупила артиллерия и огнестрельная пехота. Центр и правый фланг сдали назад, поляки и литвины ударили по всему фронту, и вскоре бежало всё. Часть бегущих попала в болотистую речку Кропивну, и была там избита. Гурский оставил исполненное мрачной выразительности описание бойни: «В этом бегстве произошло избиение московитов. На поле были видны претерпевшие убийство тела, с вытекшей на землю кровью, лежащие без голов, рук или ног, а у иных голова была разбита молотом или рассечена надвое, у кого обнажён позвоночник, у кого выпали кишки, у кого отсечено от тела плечо с рукой, у кого разбиты мечом лицо или рот, кто разрублен от головы до пупа, в ком торчало копьё, кто стонал, кто испускал дух, кто раздавлен конями, кто завален огромными тушами лошадей…течение было запружено наваленной кучей трупов, и наши, сжигаемые жаждой, пили кровавую воду». О как.

о4

Польско-литовское войско потеряло убитыми порядка пятисот человек (скорее всего, чуть больше, с учетом того, что часть раненых умерла). Хотя я, кстати, не уверен, что это поляки плюс литвины, а не просто поляки. Если последнее, то убитых со стороны победителей получается человек 700-800, с умершими позднее - до тысячи. (прим. – это уже мои домыслы – П.Ч.) У русских попало в плен порядка 600 человек, в том числе оба лузера-командующих. Свои ошибки они искупили по полной программе, Челяднин умер в плену, Булгаков был отпущен только через 38 лет, глубоким стариком. Некоторым менее знатным пленникам повезло больше, кто-то убежал, а группу пленных отбили в результате своего рода спецоперации на территории Священной Римской империи! Шляхтич Николай Вольский вез их показывать Папе Римскому для пропагандистского эффекту, вот и довозился. Скорее всего, понятно, там орудовали местные рыцари за денежку. Пленных через Любек вывезли в Россию. Выкупить или обменять остальных «вязней» литвины не позволяли, хотя русские в целом за войну пленяли литвинов чаще, чем наоборот, и были готовы дать взамен много людей. Кроме того, было захвачено 12 знамен. Потери русских убитыми доходят до 1400 человек.

о2
о3

Война не кончена

На Смоленск Острожский сразу после битвы не пошел. Сперва он дождался подкреплений от государя. Внутри Смоленска на фоне поражения под Оршей созрел заговор, но заговорщиков вычислили и повесили на стенах, чтоб из литовского лагеря видели. Попытка штурма города провалилась, причем русским досталась часть литовского обоза.

Поражение под Оршей было болезненным, но не переломило ход войны. В январе следующего, 1515 года, псковский наместник Сабуров с трехтысячным отрядом провел наглую операцию, прикинувшись перебежчиком, и захватил Рославль. Летом того же года Литва ответным набегом разорила окрестности Великих Лук. К зиме русские проделали то же с окрестностями Витебска. Потом на всех разом напали татары, и русские с литвинами занимались своими южными границами. В 1517 году Острожский двинулся на Псковщину, осадил масенький городок Опочка на окраине этой земли, но штурм этой то ли перекормленной деревни то ли недокормленного города провалился. Затем русские с тем же сомнительным успехом ходили на Полоцк. В дальнейшем русские оперировали отрядами идущими «изгоном», глубокими быстрыми рейдами без обозов, опустошая нынешнюю Беларусь и доходя почти до Вильны. Обе стороны уже не были в состоянии вести крупные операции, поэтому в 1522 году был заключен мир. Руси достались Смоленск и Рославль с окрестностями.

Конклюжын

В общем-целом Орша стала скорее триумфом пиара образца 16 века, чем каким-то грандиозным в военном отношении событием. Разбитое войско потерпело ощутимые, но не смертельные потери, а главное, основной приз кампании, за который шла война, Смоленск, отбить назад Литве не удалось. Говорить о том, что этот разгром подломил активность русской армии, тоже нельзя, Рославль был захвачен не то чтобы по горячим следам, но вскоре после Орши, а дальше уже обе стороны постоянно лажали, пытаясь добиться какого-то решительного результата. Кстати, захватить и удержать какую-то крупную территорию отряд Челяднина и Булгакова просто не мог, он не имел для того средств. То есть, говорить об остановке русской экспансии тоже не приходится. Что незадачливые воеводы могли сделать в случае своей победы? Они могли устроить нечто в духе шевоше Столетней войны, рейд по тылам с преданием всего встречного огню, мечу и кую. Но такие рейды в течение всей войны совершались. Почему современные белорусы подняли этот эпизод на щит, я не знаю. Орша была довольно крупным, но вовсе не из ряда вон сражением, а главное, тактическим успехом на фоне проигранной войны (молчу уже о том, что собственно литовские войска составляли примерно треть союзной армии). Тут без обид, если этот мой вывод кого напрягает, но как выжать из Орши что-то более значительное, я просто не вижу. Разве что с остекленелыми глазами повторять заведомо нелепую версию про 80-тысячную московскую рать или изображать как стратегический успех возвращение трех маленьких крепостиц после битвы - при потерянном Смоленске. В военной истории Беларуси есть куда более впечатляющие сюжеты.
Аксбридж

***

Величайший правозащитник ХХ века не умер. Он просто выиграл тендер на разработку штатного оружия небесного воинства.
Аксбридж

Виталий Примаков, "Записки волонтера"

Мы с братом запихали под сканер "Записки волонтера" Виталия Примакова. До сих пор, как понимаю, в интернете не было, на бумаге - библиографическая редкость. Это был очень зажигательный дядька, практически Лоуренс Аравийский, только из СССР. Когда Гражданская кончилась, он поехал, с благословения советской Родины, участвовать в бучах и смутах за рубежом, в частности, в Китае. Книжка как раз про его заезд в Китай в середине 20-х. Конспирации ради или не знаю, зачем еще, "Записки" написаны от лица англичанина.

Думаю, такого Китая вы еще не видели. Китайцы после падения империи и до конца своей гражданской войны (то есть, читай, всю первую половину ХХ века) жили внутри работающей мясорубки. Но как оказалось, существовать можно даже и в таких условиях. Примаков там поддерживал наших военных вождей (Гоминьдан, с которым еще не расплевались) против не наших военных вождей. Все это делалось на фоне интриг разнообразных серьезных игроков тогдашней мировой политики.

Книжка по стилю - чисто викторианский колониальный роман. Буссенар, Жюль Верн, Майн Рид. Все отличие - тут основа реальная. Некоторые эпизоды абсолютно атомные. Скажем, провоз советскими советниками пулеметов контрабандой в ящиках от роялей, со спаиванием въедливого таможенника. А каково описание попыток китайских генералов воевать по древним полководческим трактатам! А попытки местных курсантов умилостивить дух пулемета путем поливания его машинным маслом! А общий дух авантюрного интербеллума, с размашистыми утопиями, фанерными еропланами, бронепоездами и прочими прелестями эпохи - ах!

В общем, фанаты дизельпанка, красные товарищи, любители эпохи между мировыми войнами и просто хорошие люди. Это отличный мемуар, всячески рекомендую. Только должен, увы, предупредить, из-за приколов сканера формат выглядит довольно странно. Если кто продерется через завихрения ворда и сможет его нормально отформатировать, тот молодец. Мы с Алексеем сделали что могли, в том смысле, что сейчас книжка читабельна. Но косяки еще есть.

Собственно, файл: https://vk.com/doc1933899_219563327?hash=c51d6c628bb4bd66a2&dl=9d7c63b47fd45941d3

420px-Виталий_Примаков

Герой Интербеллума

Между мировыми войнами наша действительно пропадала везде. Причем какая иногда это была наша... Артиллерист, географ, этнограф, биолог, лингвист, преподаватель, театрал, правозащитник, администратор, а также простой начальник генерального штаба республики Парагвай Иван Беляев.

После всеобщей эвакуации белогвардейцев Беляев уехал не во Францию, Германию, Китай или Югославию, как многие товарищи по несчастью. Он избрал более экзотический вариант, и перебрался аж в Парагвай. Идея состояла в том, чтобы организовать там русский анклав. С анклавом задалось далеко не в таком масштабе, как хотелось, но вышло неплохо. Парагвайцы Беляева приняли. Однако идея с колонией не поперла, уж больно мало народу согласилось ехать так далеко. Однако же Беляев был дядя хорошо образованный и энергичный, так что без работы не сидел. Парагвайцы его командировали в Чако. Это здоровенный (300 тыс. кв. км) район на севере Парагвая, дремучие леса и болотища. Чако примыкал к Боливии, причем четкой границы вовсе не было, и вообще это был один из последних настоящих медвежьих углов на планете. Дер арш дер вельт. Однако неподалеку от этих краев нашли нефть, и предполагалось, что она найдется и в самом Чако. И Боливия, и Парагвай, естественно, тут же сделали стойку на этот край. Беляева послали в разведку, рисовать карту региона, налаживать контакт с местными индейцами, а заодно высмотреть, где в чакской сельве можно навтыкать крепости. Ну, он и поехал.

За семь лет "Хуан" Беляев во главе экспедиции из парагвайцев, русских и индейцев устроил 13 походов в Чако. По ходу составил два словаря местных языков, нарисвал карту, закорешился с массой вождей и просто индейцев, назаписывал фольклора (там были вполне полноценные поэмы), описал Чако с точки зрения климата, флоры, фауны, этнографии... Короче, сам открыл и сам же изучил. Во время одной из этих экспедиций отряд заплутал в сельве и чуть не погиб, пресса уже успела сообщить, что в лесах найден труп Беляева, однако обошлось. В итоге парагвайцы, пользуясь правом первооткрывателей, застолбили Чако за собой.

Последняя экспедиция датировалась 1931 годом, а в следующем году Боливия таки вцепилась Парагваю в бока. Война Чако стала, похоже, самым кровопролитным конфликтом в Латинской Америке ХХ века. Что характерно, о вторжении боливийцев Парагваю сообщили индейцы, у которых отношения с парагвайскими учеными на -ов и -ев сложились отличные. В армии Боливии вовсю действовали "воины-интернационалисты" в лице немцев, командовал армией вторжения знатный боливиец Ганс Кундт, а начальником штаба при нем был другой горячий латинос по фамилии фон Клюг. По количеству населения, размеру армии и количеству вооружения для нее Боливия превосходила Парагвай раза в два-три. В общем, дело пахло керосином. Однако бывший белогвардеец и ученый умел не только бабочек в сельве ловить.

Русских офицеров и солдат в парагвайской армии было достаточно ощутимое количество, причем включая двоих генералов и восемь полковников. Сам Беляев сначала служил по специальности, по артиллерийской части, а на второй год войны возглавил генштаб. Война Чако длилась до 35-го года, и в общем и целом боливийцы облажались. По ходу войны Беляев и будущий президент Парагвая Эстигарриббия устроили противнику, натурально, Вердэн, Кундт долго и упорно бился о парагвайский укрепрайон в сельве, потом боливийцам ухитрились содеять пару полноценных котлов, и в итоге супостат отступил в Боливию в самом потрепанном виде, оставив технику и десятки тысяч пленных. Кундт получил отставку, но делу это не помогло. Парагвайцы вышли со спорных территорий и к моменту начала переговоров перли по самой Боливии. Практически вся спорная территория в итоге отошла Парагваю. Правда, нефти на ней в итоге так и не сыскали. Такая вот война из-за фантомных причин. Кстати, среди обосрамившихся боливийских тевтонов мог быть подполковник Эрнст Рем (тот самый), но он предусмотрительно укатил на фатерлянд в 31-м.

Позднее Беляев работал консультантом в парагвайском Минобороны, а затем возглавлял ведомство, занимавшееся проблемами индейцев. На этой должности Беляев выбивал средства для благоустройства индейских территорий, занимался просвещением, устроил индейский театр (либретто писал сам), занимался юридической защитой индейцев (в частности, оформлял закрепление за ними земель, где они жили). В общем, положил остаток жизни на их устройство.

Когда Беляев помер (в 57-м году, ему было уже за 80), в церемонии прощания участвовали несколько тысяч индейцев, распевавших "Отче наш", вся русская диаспора и первые лица страны, включая диктатора Альфредо Стресснера. А в Асуньсьоне до сих пор есть улица России, улица Команданте Беляева, а также Офисьеро Серебрякова, Канонникова, Саласкина (товарищи Беляева по экспедициям и войне), а на западе страны есть населенный пункт Фортин-Серебряков (Серебряков - комбат, убитый под Бокероном).

Граждане. Это один из действительно крутых персонажей нашей истории.

Беляев
Аксбридж

С именем кадета Биглера на устах...

...поговорю про Бородино в частности и 1812 г. вообще. Во-первых. Ну конечно, это победа Наполеона, по очкам. С позиции, занятой русскими, он их выбил. Резервы заставил израсходовать. Потери нанес бОльшие, чем понес сам, что при превосходстве французов в числе регулярных войск делало продолжение банкета абсолютно бесперспективным для русских. Но. При этом более бессмысленную победу трудно представить. Проблема Наполеона в том, что русская регулярная армия влияла на обстановку просто фактом своего существования. То есть, как я этот процесс вообще вижу.Read more...Collapse )
Аксбридж

Благородство с немецким акцентом

При Фрауштадте в 1706 г. шведы разбили русско-саксонскую армию. Поражение было велико, и потери тяжелы. После битвы шведы разделили пленных. Саксонцев можно было по обычаю эпохи перевербовать, их или перенаняли к себе, или распустили по домам. Но русских шведы не рассматривали как европейцев, и Фрауштадт стал местом военного преступления, русские пленные, около пятисот человек, были казнены. Однако эту заметку я публикую не для того, чтобы рассказать об ужасах войны. Перед расстрелом произошло вот что.

Фельдмаршал Реншильд перед строем обреченных крикнул, что иностранные офицеры, немцы, могут выйти из строя и избежать казни. В ответ ему крикнули, что немцев здесь нет, только русские. Так вот. Кричали с немецким акцентом.

Этих офицеров невозможно даже узнать по именам. Но счастлива армия, где служат такие офицеры.