Аксбридж

***

Величайший правозащитник ХХ века не умер. Он просто выиграл тендер на разработку штатного оружия небесного воинства.
Аксбридж

Виталий Примаков, "Записки волонтера"

Мы с братом запихали под сканер "Записки волонтера" Виталия Примакова. До сих пор, как понимаю, в интернете не было, на бумаге - библиографическая редкость. Это был очень зажигательный дядька, практически Лоуренс Аравийский, только из СССР. Когда Гражданская кончилась, он поехал, с благословения советской Родины, участвовать в бучах и смутах за рубежом, в частности, в Китае. Книжка как раз про его заезд в Китай в середине 20-х. Конспирации ради или не знаю, зачем еще, "Записки" написаны от лица англичанина.

Думаю, такого Китая вы еще не видели. Китайцы после падения империи и до конца своей гражданской войны (то есть, читай, всю первую половину ХХ века) жили внутри работающей мясорубки. Но как оказалось, существовать можно даже и в таких условиях. Примаков там поддерживал наших военных вождей (Гоминьдан, с которым еще не расплевались) против не наших военных вождей. Все это делалось на фоне интриг разнообразных серьезных игроков тогдашней мировой политики.

Книжка по стилю - чисто викторианский колониальный роман. Буссенар, Жюль Верн, Майн Рид. Все отличие - тут основа реальная. Некоторые эпизоды абсолютно атомные. Скажем, провоз советскими советниками пулеметов контрабандой в ящиках от роялей, со спаиванием въедливого таможенника. А каково описание попыток китайских генералов воевать по древним полководческим трактатам! А попытки местных курсантов умилостивить дух пулемета путем поливания его машинным маслом! А общий дух авантюрного интербеллума, с размашистыми утопиями, фанерными еропланами, бронепоездами и прочими прелестями эпохи - ах!

В общем, фанаты дизельпанка, красные товарищи, любители эпохи между мировыми войнами и просто хорошие люди. Это отличный мемуар, всячески рекомендую. Только должен, увы, предупредить, из-за приколов сканера формат выглядит довольно странно. Если кто продерется через завихрения ворда и сможет его нормально отформатировать, тот молодец. Мы с Алексеем сделали что могли, в том смысле, что сейчас книжка читабельна. Но косяки еще есть.

Собственно, файл: https://vk.com/doc1933899_219563327?hash=c51d6c628bb4bd66a2&dl=9d7c63b47fd45941d3

420px-Виталий_Примаков
Аксбридж

Откуда Акунин сюжеты берет

Щас читаю диссер klarazetkin про эсеров, ну, и мне вспомнилась одна абсолютно инфернальная история. Так вот-с. Место-время - вскоре после убийства Александра II, Петербург. Тогда по случаю такой сенсации, террористы монарха замочили, не баран чихал, по поводу руководства силовых ведомств были сделаны оргвыводы. В частности, начальником Петербургского Охранного отделения стал жандармский капитан Георгий Судейкин. Этот самый Судейкин был демонски хитер и амбициозен, что и стало причиной последовавшей истории.

Судейкин, будучи чиновником грамотным и циничным, бесперечь использовал свою должность для закулисных интриг. Пользуясь местом, он принялся собирать компромат на всех чиновников, до каких мог дотянуться. Другой рукой он наполнял подпольные организации своими агентами. За счет этого он периодически истреблял довольно серьезные террористические группы, и в профессиональном смысле был трудно заменим. При этом часть террористов при каждом побоище целенаправленно оставлялась на свободе, чтобы угроза террора всегда существовала, и жандармов нельзя было упрекнуть в ненужности (более того, чтобы и царь, и его окружение перманентно чувствовали благодарность к стражам престола). Кому надо, вполне прочухали, что метит он значительно выше своего текущего положения, и по дороге готов подрезать всех кого ни попадя. Среди тех, кого такой расклад не устраивал хотя бы из чувства самосохранения, был граф Дмитрий Толстой, шеф жандармов и министр внутренних дел. Просто так снять Судейкина Толстой не мог, успехи в борьбе с народовольцами тот демонстрировал вполне реальные. Но вот зарубить карьеру был в состоянии. Судейкин не получил ни поста замминистра внутренних дел, на что рассчитывал, ни даже полковничьих погон. В общем, шеф питерских сыскарей и руководитель МВД столкнулись лбами.

План Судейкина по устранению Толстого созрел довольно быстро. Сначала Судейкин подает в отставку. Вот, не доверяют мне, завистливые чиновники душат. Затем провокаторы, подконтрольные Судейкину, наводят народовольцев на Толстого и валят его. После громкого теракта (если понадобится, можно и еще хоррора организовать) Судейкина под фанфары возвращают в жандармы и повышают, благо, профессионал он безупречный, а Толстой убит. Дальше предполагалось перебить и народовольцев, мавр сделал свое дело, мавр может гулять смело. Провокатора-народовольца, настолько преданного, чтобы ради Судейкина убить МинВД, у нашего змия не было. Но он придумал, где взять.

Как раз тогда в поле зрения агентов охранки попал некто Сергей Дегаев. Этого Дегаева ведший его офицер охранки описал как "беспринципную сволочь". Беспринципная сволочь была, кроме того, честолюбива, бедна, а также обладала одним чудесным недостатком. Дегаев был предельно слаб до женщин.

Тут надо сказать. Революционные радикалы были чистые пуритане, революционного секса было мало, никакого разврата, сплошная аскеза. Судейкин же сходил с козыря, и подсунул Дегаеву малолетнюю развратную девку. Та завела незадачливого героя борьбы в меблированную комнату, где была заранее смонтирована фотоаппаратура, и в итоге жандармы получили пикантную фотографическую карточку "революционный Гумберт и потасканная Лолита".

Дальше дело техники. Дегаева привели к Судейкину, и тот расколол недореволюционера как кувалда китайский унитаз. С одной стороны, кнут у Судейкина был огромный, фотки с лолиткой сразу убили бы Дегаева в глазах товарищей. К тому же, не давая передохнуть, Судейкин выбил из Дегаева наводку на, ни много ни мало, Веру Фигнер. Несгибаемую революционерку быстро взяли живьем. Для Дегаева это означало, что с крючка он уже никогда никуда не соскочит. Все, дружок, рыбка задом не плывет, если бы ты только малолеток ял, еще бы куда ни шло, но сдачу Фигнер точно не простят.

Посадив Дегаева на кол, Судейкин тут же предложил ему понюхать пряника. Для народовольцев на тот момент не была известна ни его роль в сдаче Фигнер, ни физиологические приключения. Во власти Судейкина было сделать так, чтобы никто об этом и не узнал. Но за молчание Дегаев обязался делать все, что скажут. Ему поставили хороший оклад, а кроме того, Судейкин обещал устроить ему карьеру у народовольцев, пользуясь его возможностями. Честолюбивому Дегаеву идея понравилась, он теперь, как будто, и не на крюке висел, а напротив, как ласковый теленок, двух маток сосал. Что важно, Судейкин вовсе не оформлял Дегаева как сотрудника охранки, тот, по сути, был агентом лично Судейкина.

Скоро сказка сказывается. Дегаев по поручению Судейкина уехал в Одессу. Там новый агент поучаствовал в спектакле. В Одессе Дегаев работал в подпольной типографии, которую и сдал охранке. Но во время захвата нескольким народовольцам позволили ускользнуть, причем Дегаев на их глазах бешено отстреливался (патроны были холостые). Те, кто сумел уйти, разнесли по подполью слух о необычайной храбрости Дегаева, они-то полагали, что это он их прикрывал так эффективно, что кто-то сумел удрать. Мало того, при этом Дегаева притворно "захватили", но Судейкин устроил ему дерзкий побег. На фоне виденной всеми схватки в типографии, история с побегом не вызвала подозрения, а наоборот, только укрепила репутацию Дегаева как отчаянного парня. Такой рост авторитета позволил ему начать разыгрывать главную часть пьесы - затеять покушение на графа Толстого. Задание это Судейкин поставил ему прямо, придумав смехотворную легенду о заговоре против государя, участников которого нельзя просто судить, не совершив политического скандала и т.д. и т.п.

Однако для настоящего двойного агента у Дегаева оказался, пардон, сфинктер слабоват. Он таки сообразил, что после убийства Толстого для Судейкина он станет не ценной фигурой, а опасной помехой. Дегаев был, конечно, не ахти какого ума мужчина, но два с двумя-то сложить сумел. В общем, он впал в депрессию, его терзал навязчивый страх, и в конце концов, Дегаев сделал абсолютно не предсказанный кукловодом ход. Он пошел в исполком "Народной воли" и сдался.

Рассказал он, конечно, не все, только сообщил, что завербован Судейкиным. Но понятно, как головка народовольцев охренела от такой новости. С другой стороны, Лавров и команда (лидеры народовольцев) решили, что победу можно сделать из осколков поражения, и сообщили Дегаеву, что тот может сохранить жизнь. Но взамен, естественно, эта политическая профурсетка должна поработать. Собственно, работа заключалась в том, что Дегаев должен был участвовать в убийстве Судейкина.

Предавший всех кого можно, Дегаев, видимо, махнул на все рукой. Изменой больше, изменой меньше. План был вполне логичен и изящен. Дегаев вызвал Судейкина к себе на конспиративную квартиру. Там уже ждали четверо боевиков-народовольцев. Поскольку бесшумных пистолетов еще не придумали, а ножи были недостаточно надежны (полевые агенты иногда носили кольчуги, как раз ради такого случая), ликвидационная команда приготовила дворницкие ломы.

Что занятно, один из участников покушения был агентом... графа Толстого! Он сообщил шефу и о готовящемся покушении на Судейкина, и о том, что вообще-то жертвой заговора изначально должен был пасть сам Толстой. МинВД логично рассудил, что при таком раскладе отчего бы и не дать народовольцам завалить шибко хитрого шефа питерской охранки. Причем агенту он прозрачно намекнул, что если этот самый агент поучаствует в покушении на Судейкина, Толстой будет только за, поелику это укрепит авторитет агента в "Народной воле".

В общем, в урочный час Судейкин пришел к Дегаеву на квартиру. Декабрьский вечер 1883 года, кульминация. Судейкин пришел на встречу с другим агентом охранки, Судовским. Но это его не спасло. Четверо народовольцев на двоих агентов, внезапное нападение. Судовского убили сразу, а вот с Судейкиным вышла накладка. Сначала он носился по квартире со сломанной ключицей, потом ему вроде как проломили голову, но он внезапно вскочил, и с дикими воплями заперся в сортире. В конце концов, из туалета его вырубили и добили. Воображаю, как выглядела квартира после побоища. Для завершения картины, все это время Дегаев блевал на кухне.

Дегаева кое-как отмыли, дали фальшивый паспорт, отвели на вокзал, сунули билет до Стокгольма, и велели валить из любезного Отечества и больше не появляться. Устроив дела, народовольцы вернулись на конспиративную квартиру, и тотчас были арестованы жандармами, которых прислал граф Толстой.

Агент Толстого двадцать лет просидел в тюрьме, потому как отработанный материал. Сам Толстой через пять лет умер своей смертью. Судьба же Дегаева сложилась слишком хорошо для такой дряни, он уволок с собой деньги, полученные за службу в охранке, переехал в США и сделал там отличную преподавательскую карьеру, кончив жизнь профессором математики в 1913 г. в Чикаго. Кстати, премия его имени для одаренных студентов-математиков Южной Дакоты существует до сих пор.

А что, мозги-то при такой карьере в эмиграции у Дегаева имелись. Правда, совсем не туда повернутые. Через несколько лет предательств и несколько десятков трупов мальчик Сережа понял, что по жизни занимался чем-то не тем.

В комментариях см. критику со стороны Л.Блехера. Статью сносить не буду, но учесть имеет смысл.

Зажигательная молитва

Этьен де Виньоль, за мягкость и кротость нрава прозванный Ла Гир ("Гневный") был один из колоритнейших капитанов Жанны д'Арк. В частности, ему принадлежала афигенная фраза "Если бы Господь был солдатом, он бы тоже грабил!" Его натура была настолько буйной, что даже Жанна, предельно щепетильная в вопросах чистоты речи, позволяла ему - единственному - клясться своим, пардон, жезлом. Кстати, этот веселый циник, рыцарь-разбойник был действительно предан девушке-пророку, после казни Жанны он устроил бургундцам настоящую персональную вендетту на несколько лет и штабель трупов. Но я, собственно, про другое хотел рассказать. Ла Гир был автором гениальной молитвы, превосходящей даже молитву бойца Кромвеля ("Господи, если Ты есть, спаси мою душу, если она у меня есть!"). Гм, опять отвлекся. Так вот, Ла Гир идет в бой, и перед этим просит у попа отпущения грехов. Времени на полноценную исповедь нет. "Хотя бы помолись!" - говорит батюшка. Виньоль, не слезая с седла, поднимает голову и орет: "Господи! Соверши для Ла Гира то, что Ты хотел бы, чтобы Ла Гир совершил для Тебя, если бы Ты был Ла Гиром, а Ла Гир Господом!" По итогам жизни можно сказать, Всевышний внял.

...А вообще, короля играет свита, и как минимум Ла Гир и Дюнуа ничуть не менее, а может и более интересные персонажи этой эпопеи. В частности, судьба Жана Бастарда (Дюнуа он стал уже потом) - это мощный военно-рыцарский роман "Бастард идет к успеху". Начал он с абсолютно безрадостных беспросветных поражений, сидел в плену, во время унизительного идиотского провала в "селедочной битве" схлопотал тяжелое ранение, а закончил - освобождением Парижа и позднее - Гиени, чем война и кончилась. В общем, сам себя за волосы вытащил из болота вечного лузерства. Эпический персонаж, как ни посмотри, а известен куда менее, чем та же Жанна.

Герой Интербеллума

Между мировыми войнами наша действительно пропадала везде. Причем какая иногда это была наша... Артиллерист, географ, этнограф, биолог, лингвист, преподаватель, театрал, правозащитник, администратор, а также простой начальник генерального штаба республики Парагвай Иван Беляев.

После всеобщей эвакуации белогвардейцев Беляев уехал не во Францию, Германию, Китай или Югославию, как многие товарищи по несчастью. Он избрал более экзотический вариант, и перебрался аж в Парагвай. Идея состояла в том, чтобы организовать там русский анклав. С анклавом задалось далеко не в таком масштабе, как хотелось, но вышло неплохо. Парагвайцы Беляева приняли. Однако идея с колонией не поперла, уж больно мало народу согласилось ехать так далеко. Однако же Беляев был дядя хорошо образованный и энергичный, так что без работы не сидел. Парагвайцы его командировали в Чако. Это здоровенный (300 тыс. кв. км) район на севере Парагвая, дремучие леса и болотища. Чако примыкал к Боливии, причем четкой границы вовсе не было, и вообще это был один из последних настоящих медвежьих углов на планете. Дер арш дер вельт. Однако неподалеку от этих краев нашли нефть, и предполагалось, что она найдется и в самом Чако. И Боливия, и Парагвай, естественно, тут же сделали стойку на этот край. Беляева послали в разведку, рисовать карту региона, налаживать контакт с местными индейцами, а заодно высмотреть, где в чакской сельве можно навтыкать крепости. Ну, он и поехал.

За семь лет "Хуан" Беляев во главе экспедиции из парагвайцев, русских и индейцев устроил 13 походов в Чако. По ходу составил два словаря местных языков, нарисвал карту, закорешился с массой вождей и просто индейцев, назаписывал фольклора (там были вполне полноценные поэмы), описал Чако с точки зрения климата, флоры, фауны, этнографии... Короче, сам открыл и сам же изучил. Во время одной из этих экспедиций отряд заплутал в сельве и чуть не погиб, пресса уже успела сообщить, что в лесах найден труп Беляева, однако обошлось. В итоге парагвайцы, пользуясь правом первооткрывателей, застолбили Чако за собой.

Последняя экспедиция датировалась 1931 годом, а в следующем году Боливия таки вцепилась Парагваю в бока. Война Чако стала, похоже, самым кровопролитным конфликтом в Латинской Америке ХХ века. Что характерно, о вторжении боливийцев Парагваю сообщили индейцы, у которых отношения с парагвайскими учеными на -ов и -ев сложились отличные. В армии Боливии вовсю действовали "воины-интернационалисты" в лице немцев, командовал армией вторжения знатный боливиец Ганс Кундт, а начальником штаба при нем был другой горячий латинос по фамилии фон Клюг. По количеству населения, размеру армии и количеству вооружения для нее Боливия превосходила Парагвай раза в два-три. В общем, дело пахло керосином. Однако бывший белогвардеец и ученый умел не только бабочек в сельве ловить.

Русских офицеров и солдат в парагвайской армии было достаточно ощутимое количество, причем включая двоих генералов и восемь полковников. Сам Беляев сначала служил по специальности, по артиллерийской части, а на второй год войны возглавил генштаб. Война Чако длилась до 35-го года, и в общем и целом боливийцы облажались. По ходу войны Беляев и будущий президент Парагвая Эстигарриббия устроили противнику, натурально, Вердэн, Кундт долго и упорно бился о парагвайский укрепрайон в сельве, потом боливийцам ухитрились содеять пару полноценных котлов, и в итоге супостат отступил в Боливию в самом потрепанном виде, оставив технику и десятки тысяч пленных. Кундт получил отставку, но делу это не помогло. Парагвайцы вышли со спорных территорий и к моменту начала переговоров перли по самой Боливии. Практически вся спорная территория в итоге отошла Парагваю. Правда, нефти на ней в итоге так и не сыскали. Такая вот война из-за фантомных причин. Кстати, среди обосрамившихся боливийских тевтонов мог быть подполковник Эрнст Рем (тот самый), но он предусмотрительно укатил на фатерлянд в 31-м.

Позднее Беляев работал консультантом в парагвайском Минобороны, а затем возглавлял ведомство, занимавшееся проблемами индейцев. На этой должности Беляев выбивал средства для благоустройства индейских территорий, занимался просвещением, устроил индейский театр (либретто писал сам), занимался юридической защитой индейцев (в частности, оформлял закрепление за ними земель, где они жили). В общем, положил остаток жизни на их устройство.

Когда Беляев помер (в 57-м году, ему было уже за 80), в церемонии прощания участвовали несколько тысяч индейцев, распевавших "Отче наш", вся русская диаспора и первые лица страны, включая диктатора Альфредо Стресснера. А в Асуньсьоне до сих пор есть улица России, улица Команданте Беляева, а также Офисьеро Серебрякова, Канонникова, Саласкина (товарищи Беляева по экспедициям и войне), а на западе страны есть населенный пункт Фортин-Серебряков (Серебряков - комбат, убитый под Бокероном).

Граждане. Это один из действительно крутых персонажей нашей истории.

Беляев

Жизненное

Шеф: "Это как дважды два стоит четыре!"

А я сам ночью еду с долгого сложного процесса из чудного города Омутнинска (судья очень хотел закончить не откладываясь, поэтому мы там шесть часов подряд хлестались, и в итоге все кончили мировым соглашением), и вот, я сплю, и сквозь сон слышу по радио песню про "Кондуктор не спешит, кондуктор понимает...". И просыпаюсь из-за того, что начинаю думать и, кажется, даже говорить, что в договоре отсутствует пункт, обязывающий ООО NN оплачивать железнодорожные билеты.

Эротизм по-арабски

И последняя история NN. Произошло дело в аэропорту города Дубай. Итак. По аэропорту идет шейх. Богатый даже по меркам арабских нефтяных деспотий. К нему прижимается арабская женщина, его жена. Как водится, одета так, что открыты только глаза.

Глаза уже приковывают взоры. Огромные блестящие и очень живые карие очи. Но не одни глаза заставляли оборачиваться и вздыхать всех, кто был тогда в аэропорту. Хиджаб на восточной даме был сделан из тончайшего, стекающего по коже шелка... и надет на голое тело. Одежда, исполненная в строгом соответствии с канонами ислама, была столь тонка и так плотно облегала ее сочную фигуру, что было видно даже тонкую полоску трусиков, кроме которых ничего на барышне не было. От себя скажу, что ход со стороны шейха блестящий. С одной стороны, его жена надежно сокрыта от всяких глаз. С другой - вызывает бурную реакцию и восторженную зависть всякого присутствующего мужчины. С третьей - женщину он аккуратно столбит: "Моя!", и каждый понимает, что даже не сможет никогда узнать, какова она хотя бы на лицо. С четвертой - религиозные нормы формально соблюдены скрупулезно, упрекнуть не в чем! Страстью и завистью дышал в тот жаркий день аэропорт города Дубай.

Китайские байки-2

Какие ощущения вызовет у вас человек, среди рабочего дня идущий по улице, пьяный вдрызг? Понятно, какие. А вот у китайцев такой человек вызовет жгучую зависть. Дело в том, что китаец обыкновенно работает тяжко за малые деньги, и пить возможности просто не имеет, тем паче в рабочие дни. Если по улице среди вторника идет пьяный вдрабадан китаец, это значит, он достаточно богат, чтобы не работать. А коль скоро он такой богатый, значит, достоин зависти, ибо много работал и добился такого положения.

***
Еще в Китае есть любопытная мода. Древние китайские интеллектуалы и чиновники (что часто было одно и то же) отращивали ногти изрядной длины. Делали они это, чтобы обидно выпендриться перед крестьянами. Вроде как, мой основной рабочий орган - голова, брать что-то в руки мне необязательно, завидуйте, смерды. Мода пережила века. Но проблема в том, что современному китайцу, даже если он интеллектуал потомственный со времен династии Тан, сотовый телефон брать в руки все равно приходится, а паче того - давить на клавиши компьютера. Поэтому современный китаец, желая пискнуть модой, отращивает пятисантиметровые ногти на мизинцах. Ногти маниакально тщательно ровняются и покрываются лаком. Когда такой китаец говорит по телефону, он топырит мизинец почти как новый русский, показывающий распальцовку. Только тут распальцовка - с одним ногтем. И мы не лыком шиты.

***
Китайская полиция знает решительно всех наркодилеров, торгующих с белыми. И дилеры знают, что полиция это знает. Поэтому барыга не просто торгует зельем, но еще и выведывает, как зовут клиента, и стучит в полицию о том, кому продал дури. Штука в том, что среди клиентов бывают и весьма важные птицы. Бизнесмены, представители крупных компаний, и прочая и прочая. Поэтому глупая белая обезьяна ловит кайф, работает, снова ловит кайф, а досье на нее в китайских органах пухлеет и пухлеет. В один прекрасный момент к любителю интересных смесей приходит китайская разведка... Так прирастают знания обо всем на свете у руководства Поднебесной.

***
В одном уездном китайском городе собирались открыть фаст-фуд. Отчего-то дозволялось открыть только одно кафе. На свято пусто место зарились "Макдонаьдс" и KFC. Представитель "Мака" привез ответственному китайскому чиновнику чемодан денег. Чиновник вынес его на пинках. И чемодан следом выкинул. А вот представитель KFC действовал тоньше. Он окольными путями узнал, что наш чиновник изрядный любитель старокитайской поэзии. И притащил не мешок баксов, а поэтическую рукопись XIV века примерно той же цены, какой пытался соблазнять начальник над бигмаками. Тут уж чиновник устоять не умел, и KFC открыл свое кафе. И вправду, зачем этому чиновнику деньги? У него своих хватает. А вот такое вежество без награды остаться не должно.

Байки китайского россиянина

NN живет и работает в Китае, а по характеру работы мотается по значительной части земного шарика. Некоторые его рассказы и привожу.

История первая. Про китайского гвардейца.

В одном из домов, которые NN посещал, жил китайский дед. Среди прочих реликвий деда хранилась одна, не вполне для Китая обычная. Советский гвардейский значок. А дело было так.

В 45-м году китайский дед, тогда еще вовсе даже китайский юноша из Манчжурии, был забрит с прочими такими же в японские войска. Японцам деваться было некуда, и северные китайцы тоже пошли под ружье. Их одели в японскую униформу, и несколько дней они жили в казармах рядом с японским аэродромом в полной безвестности. А затем явились русские. И захотели употребить аэродром для своих целей. Проблема в том, что японцы, хоть и отступали с изумительной быстротой, аэродром успели изувечить специальным плугом навроде немецкой шпалоломки. Русские японских китайцев мобилизовали для приведения взлетной полосы в человеческий вид, что те стахановскими темпами и проделали. Незадачливых ополченцев разогнали по домам.

А через несколько дней комендант тех краев велел бывшим "ополченцам" явиться в расположение его части. Послание было составлено в духе пресловутой немецкой листовки, созывающей "жидов города Киева" в Бабий Яр. Китайцы пали духом, решив, что ведут на расстрел. С собой взяли денег и ценностей, ожидая откупиться от палачей златом и часами.

Первые ожидания не обманули. Напуганных воинов поставили строем... После чего комендант объявил им благодарность за ударную работу, и наградил. Правда, к медалям представлять не стал, китайцы получили по гвардейскому значку и были к несказанному удивлению отпущены без расстрела. Так до сих пор значок у того деда и лежит.